Паводок |

Наводнение в Кургане. Вспоминаем, как это было

Наводнение в Кургане. Вспоминаем, как это было

В апреле 2013 года в газете «Курган и курганцы» была опубликована статья об истории наводнений в Кургане. Ее подготовила Ольга Юрова, заместитель начальника отдела использования и публикации документов Государственного архива Курганской области.

Специалист писала, что наводнения – единственное из стихийных бедствий, наиболее часто повторяющееся. Но как бы тщательно ни готовились к нему люди, весенняя вода нередко обрушивается на них внезапно. Зауралье, в этом смысле, не является исключением. Основная водная артерия Курганской области, река Тобол, несмотря на свою внешнюю безопасность, издавна приносила побережным жителям большие убытки и беды. В XVIII-XIX веках Тобол был гораздо полноводнее, являлся оживленной магистралью, а в 1871 году имел честь пришвартовать у городского берега настоящий пароход «Благодать!», пришедший 19 мая из Тюмени.

Ниже текст статьи «Хроники «большой воды»: об истории наводнений в Кургане»

«Вода дружная и не малая…»

Жители Кургана и всех деревень и сел, раскинувшихся на берегах своенравного Тобола, были практически беззащитны перед природной стихией. Разливы Тобола случались регулярно, и «большая вода» среди них также не редкость. Доверяя изысканиям краеведа Владимира Павловича Ефимова, изучавшего наводнения в Курганском уезде еще в 30-е гг. XX века, возьму на себя смелость предположить, что опустошительные наводнения посещали жителей слободы Царево Городище и ее окрестностей на всем протяжении XVII и XVIII столетий.

Обрывочные сведения о некоторых из них содержатся в документах известных ученых – исследователей Сибири И.П. Фалька и П.С. Палласа. Первые наиболее достоверные факты относятся к середине XIX века. Так, из летописи Богоявленской церкви слободы Утятской, узнаем, что весной 1854 года от чрезвычайного разлива реки Тобол весь здешний приход, кроме деревни Нагорской, был затоплен водой, от которой повреждено «множество строений и истреблено разного хлеба». Молитвами прихожан и по другим объективным причинам до самой недавно отстроенной церкви вода не дошла. В Тобольских губернских ведомостях за 19 апреля 1866 года читаем: «Вода затопила затобольную степную часть до Увала, затопила предместье Тихоновку (ныне район улицы Климова), в которой до сорока обывательских домов, оборвала на пять аршин (около 3,5 м) крутой берег городовой слободки Шавриной (ныне район ул. Карельцева), затопила все кузницы, устроенные на берегу Тобола…».

Из-за частых наводнений городские власти постоянно выделяли деньги на укрепление берегов, а в 1879 году было решено строить мост на сваях, который довольно долго соединял правый и левый берега главной городской реки. В последующие годы Тобол еще не раз угрожал жителям города и окрестностей, но настоящая беда пришла спустя почти пятьдесят лет.

«Сибирская Венеция»

«Наводнение в Сибири», «Небывалый разлив Тобола», «Весенний паводок»: заголовки апрельских газет 1914 года пестрели звучными словосочетаниями, а взоры множества обитателей Российской Империи были обращены к маленькому уездному Кургану, где в эти дни разворачивались нешуточные страсти.

Предупреждения о грозящем наводнении начали поступать в город 10 апреля 1914 года, но это не оказалось для горожан сигналом к немедленным действиям, и, несмотря на предупреждения властей, большинство жителей потенциально опасных районов не захотели оставлять свои дома. 12 апреля вода хлынула в город. С первых часов стало понятно, что масштабы бедствия огромны. К 14 апреля уже треть города оказалась в плену ледяной воды. Были затоплены мельницы, хлебные склады, торговые лавки и более сотни жилых домов. В тревожной обстановке ухудшения ситуации в Кургане наблюдался упадок торговли, и, как следствие, вздорожание цен на продукты питания. Город стал напоминать маленькую Венецию, где от Тихоновки до Копая (ныне район ул. Бурова-Петрова), от Нижне-Базарной площади (ныне район центрального рынка) до полотна железной дороги главными средствами передвижения стали лодки и плоты.

Пик небывалого наводнения пришелся на 17 апреля, уровень воды у города при этом составил 932 см. В этот же день городской Думой был избран комитет для оказания помощи пострадавшим, куда вошли городской голова и несколько курганских купцов. Убытки, принесенные наводнением, были огромны, и исчислялись десятками тысяч рублей, не говоря о человеческих жертвах, страхе и беспомощности людей перед стихией.

«Предупрежден, значит защищен»

Последующие два десятилетия оказались для Кургана сравнительно благополучными в отношении весенних паводков, и все же разливы Тобола часто щекотали нервы горожанам, еще слишком хорошо помнившим последствия «большой воды» 14-го года. «Сухая» статистика гласит:

Год Уровень воды в реке Тобол

1922760 см
1923750 см
1926 770 см
1928 872 см

Такое постоянство Тобола держало «в тонусе» городские власти и жителей прибрежных районов. Предупредительные противопаводковые меры включали ряд мероприятий, позволявших горожанам ощущать себя (в какой-то степени) защищенными. Из протокола заседания исполнительного комитета Курганского уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов от 4 мая 1923 года: «…В целях принятия экстренных мер Уисполком приказывает:

1. привести все лодки, кому бы они ни принадлежали, в исправное состояние, держать их наготове и зарегистрировать сейчас же в Угормилиции и Укоммунотделе;

2. все лодки, вплоть до спада воды в реке Тобол, считать мобилизованными и предоставлять их по первому требованию милиции;

3. усилить надзор за переправой, а также следить за прибылью воды…».

Поведение горожан в период весенних паводков также регламентировалось правовыми актами городских и уездных властей. Курганцам, например, было воспрещено появляться на мосту через реку Тобол, находиться на льдинах, а также переходить по ним, на противоположный берег. Переход и проезд через мост разрешался в периоды между взрывами льда и по указанию постового милиционера. Нарушение данных правил грозило жителям города штрафом в 50 рублей или принудительными работами на 2 недели.

Шли годы, Тобол усыплял бдительность горожан внешним спокойствием, а трагические события начала 1940-х годов окончательно стерли из памяти воспоминания о больших наводнениях предшествующих лет. Беда, как всегда, пришла нежданно…

«Не ждали?..»

Первые числа апреля 1947 года выдались аномально теплыми, и снег сошел удивительно быстро. «Как корова языком слизала», - говорили курганцы про внезапно исчезнувшие почерневшие холмики снежных сугробов.

В этом году Тобол проявил себя неожиданно рано. В ночь на 9 апреля уровень реки поднялся так быстро, что вода хлынула в город, и стремительно затопила Восточный поселок, дойдя до улицы Пролетарской. Шевелевка представляла собой стихийно созданный водоем. Такого наводнения даже старожилы не припоминали. Уровень воды достиг отметки 1087 см.

На этот раз не было пафосных газетных статей, подробных фотоотчетов и сбора средств в пользу пострадавших, которых (рискну предположить) было предостаточно. Со стороны казалось, что жизнь в городе идет своим чередом. И только скупые строки решений городских властей дают обрывочные сведения о масштабах трагедии. Из протокола заседания исполнительного комитета Курганского городского Совета депутатов трудящихся от 12 апреля 1947 года:

«…Обязать Начальников городских отделений милиции усилить охрану от хищения хулиганствующими и противообщественными элементами имущества, продовольствия, скота, строений, леса и т.п., принадлежащих гражданам, предприятиям, организациям и учреждениям города и оставленных последними в затопленных наводнением местах. Лиц, виновных в хищении, немедленно задерживать с целью привлечения к судебной ответственности, как за мародерство в период стихийного бедствия, постигшего население города…». Комиссия, созданная для подсчета убытков, причиненных паводком, а также 10 тысяч рублей, выделенных из областного бюджета для поощрения «особо отличившихся в самоотверженной борьбе с наводнением» также в красках рисуют безрадостную картину весны 1947 года. На этот раз аномальное во всех отношениях наводнение заставило городские власти всерьез задуматься о защитной дамбе.

«Извлекая уроки»

Апрель ежегодно упрямо вступает в свои права. Впоследствии у курганцев были еще наводнения 1957, 1993 и 1994 годов. Каждое из них оставило в душах людей воспоминания. Город отстраивался заново, вычищались майскими субботниками остатки последствий водной стихии, противопаводковые комиссии скрупулезно составляли планы предупредительных мероприятий. Самое главное – это не повторять своих ошибок, быть требовательными к себе и окружающим. И тогда апрельские сны горожан по-весеннему будут радостны и безмятежны.



Автор:
Комментарии (0)